kcin_kcin (kcin_kcin) wrote,
kcin_kcin
kcin_kcin

Category:

The Animal Brothers


Наверняка многие задавались вопросом, почему так много очень хороших альбомов, записанных в 60-е на Blue Note, были изданы лишь в 70-е (это в лучшем случае), а то и гораздо позже. Недавно я вновь подумал об этом, принеся домой двойное виниловое издание Jackie McLean Hipnosis (BN-LA483-J2), напечатанное в 1978 году в серии Blue Note Jazz Classic Series и включающее две студийные сессии 1962 (с Сонни Кларком!) и 1967 (с Грэйшаном Монкуром!) годов. Ответ неожиданно нашёлся в книжке Тома Перчарда Lee Morgan: His Life, Music & Culture (2006) (странно, что другой англичанин, Ричард Кук, в истории лейбла Blue Note Records: The Biography (2001), вообще, насколько я помню, обошёл эту тему стороной). В середине 70-х тогда ещё совсем молодому продюсеру Майклу Кускуне, приступившему к подготовке переизданий каталога Blue Note, довелось побеседовать с одним из отцов лейбла Альфредом Лайоном, который в то время уже давно отошёл от дел. И вот что было поведано: в то время многие музыканты, такие как Ли Морган, Грант Грин и другие, серьёзно сидевшие на наркотиках, уже получили столько денег в долг, что вернуть их было всё равно нереально. И тогда они, чтобы ещё взять денег в долг, говорили: ладно, я ещё что-нибудь запишу. И таких записей на полках накопилось столько, что их количество намного превысило возможности лейбла по выпуску пластинок. Но добрый дядя Лайон всегда соглашался на запись, ведь музыкантам нужны были деньги.  </font>Вот ещё одна версия (гораздо более печальная) этой истории от одного из сотрудников лейбла: «Сильнее всего меня удручало, как наркотики превращали всех этих замечательных музыкантов в рабов. Однажды, когда я был в офисе, пришёл один барабанщик, которому, сразу видно, было очень плохо. Он прошёл в кабинет Альфреда, через стенку от моего, а стены там были тонкие, как бумага. Я хорошо слышал весь разговор. Музыкант сказал, что ему нехорошо, а Альфред ответил, что не стоит беспокоиться, всё поправимо. Кажется, там причитается какой-то гонорар. Он посмотрел в книгах и сказал: ну вот, кое-что есть, распишись вот здесь. А вместо денег дал ему две порции героина баксов на десять, не больше. Я в тот вечер работал допоздна, поэтому не удержался и, когда все ушли, посмотрел расходные книги. Парень расписался за получение гонорара в сумме 1300 долларов, а на руки получил два пакетика с героином. И тут мне стало так больно; этот парень был музыкантом, которого я по-настоящему ценил. Я понял, что не хочу больше здесь работать, и через месяц ушёл из Blue Note». Можно усомниться в правдоподобности именно этой истории, но в те лихие годы такова была общая беда некоторых джазовых лейблов. «Личные проблемы» музыкантов использовались в полной мере. Кстати, в апреле 1960 года Ли Морган записал для Blue Note пластинку Leeway как бонус, потому что тогдашний контракт уже закончился (последним, по условиям контракта, был альбом Candy, выпущенный в 1958 году). На Leeway есть композиция с двусмысленным названием The Lion and the Wolff, посвящённая понятно кому, а сами музыканты между собой окрестили эту пластинку The Animal Brothers.
Ли Морган в Лондоне, 1961 (фото Валери Уилмер)</span></p>

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments